На главную страницу сайта
О клубе
Клуб в лицах
Аудио
Поэзия
Фото
Наши друзья
Новости
Архив
Память
Полезное
Фестивали
Наш адрес
Приколы
Гостевая книга
Форум
Коды баннеров и кнопок



 






Тимофей Фёдоров
1 2 3 4 5 6 7

 

 

ОТРАЖЕНИЯ

 

РАБОТА

Солнце всходит за горою.
Завтрак. Брюки. Куртка. Шапка.
Центр города-героя
Меж Днепром и Бессарабкой -

Рядом с банком и ломбардом
(Там есть вывеска у входа)
С февраля, нет, точно - с марта
Здесь семь лет моя работа.

Стены. Двери. Коридоры.
Руки. Жесты. Спины. Лица.
Совещанья. Разговоры.
Сказки. Сплетни. Небылицы.

Телефоны. Тараканы.
Дым на лестничных пролетах.
Кипятильники. Стаканы.
Девять. Шесть. Пять дней. Работа.

На столах - всегда завалы.
Ножницы. Бумага с клеем.
Все - профессионалы
(Что умеем - то имеем).

Под окном "Москвич". Водитель.
Ладно - разболтался что-то.
Слух - мой друг. Язык - вредитель.
Такт и тактика. Работа.

Здесь до боли все знакомо.
Солнце - реже. Чаще - тучи.
Я порою здесь - как дома.
Впрочем, дома все же лучше.

Шесть. Людская вереница -
Скоростной режим улета.
Спины. Спины. Спины. Снится
Клей, бумага, пыль... Работа.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . 10.01.92 г.


НЕОТПУСКНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Отмечен отпуск на календаре,
Давно уже заказаны билеты.
В июле - это вам не в сентябре,
Но настроенья отпускного нету.

Вокзала суета,. жара, жара
И очередь за влагой у буфета.
Обрадоваться будто бы пора,
Но настроенья отпускного нету.

Вот море. Вдалеке идут суда.
Здесь видно закругление планеты.
И солнце, и прекрасная вода,
Но настроенья отпускного нету.

Ну все - мне завтра снова в строй -
Сливать свой труд с трудом всего народа.
Сейчас бы в отпуск - есть такой настрой...
Но до него теперь чуть меньше года,
До отпуска теперь чуть меньше года.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15.08.91 г.

Без асфальта

Я так хочу уехать в дальний лес
и, сбросив тяжесть городских привычек,
уйти в страну естественных чудес,
подальше от крикливых электричек
Полно чудес и в час ночной, и днем,
о них в своих квартирах забываем,
но города черту перешагнем -
и тут же мир волшебный открываем.
Как воздух свеж! Как им легко дышать!
Как сладко из ручья воды напиться!
Как хорошо в траве густой лежать,
не суетиться и не торопиться.
Какие краски! Как роса чиста!
Как много жизни на квадратном метре!
И нас сюда заносит неспроста
под парусами при попутном ветре.
От встреч с природой я не раз унес
и силу мышц, и даже силу духа,
порой ответ давала на вопрос
природа, "не имеющая" слуха.
Хочу уйти в лесную глубину,
на "ты" к стране волшебной обратиться,
как музыку, послушать тишину,
и, сил набравшись, в город возвратиться.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .1987

Ничто не зря

.. .. .. .. .. .. Марине Препотенской

Под завершенье декабря
На выдохе тысячелетья
"Ничто не зря! Ничто не зря" -
Твердят взрослеющие дети.

Как эта формула проста!
Но как ей жизнь свою доверить?
От опустевшего креста
Донёсся шёпот: "Надо верить"…

В кого-нибудь, во что-нибудь -
Святыни лживы не бывают,
Они тогда теряют суть,
Когда - предав - их забывают.

Теперь, печалясь и хандря,
Не стану я сутулить плечи -
Шепну себе: "ничто не зря!",
И я у верен - станет легче.

"Ничто не зря!" И только так!
Вперёд, не зная пессимизма,
Невзгоды принимая как
Лишь форму проявленья жизни.

.. .. .. .. .. .. .. .. 1998

Ход времени бесповоротен,
Как-то внезапно повзрослев,
Мы выросли из подворотен,
Из королей и королев.

И наши царства-государства
Сменили флаги и гербы,
А мы пошли в свои мытарства
По указаниям судьбы.

И жизнь нас гнула и ломала,
Грузила сотнями проблем.
Порой казалось - счастья мало,
Порой, что нет его совсем.

Мы вырастали из беспечных,
Мы дорастаем до седин,
До осязанья истин вечных,
До осознания пути.

И пусть нередко путь отмечен
Бедою за бедой подряд -
Оглядываться станет легче,
Когда поймёшь: ничто не зря!

Ничто не зря! - И солнце ярче,
И искорки в глазах горят.
Живу, дышу, люблю - и значит,
Ничто не зря! Ничто не зря!..

.. .. .. .. .. .. .. .. 2001

Умирает любовь

Ты сама по себе, любовь,
Ищешь повод для ссоры в слове,
Ты теряешь, теряешь кровь,
Ты умрешь от потери крови

Спотыкаешься вновь и вновь
На никчемных, пустых обидах.
В общем-то, ты давно - не любовь,
Ты - любви умирающей выдох
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1987

Капелька

маленькая капелька
лучик света в себе
отражающая
маленькая капелька
поместила в себе
окружающее
отразилось в ней небо
и земля
и трава
и пол-улицы
маленькая капелька
на травинке лежит
солнцу щурится
отражен в ней и я
наподобие зернышка макова
что смеюсь
что грущу
в отражении
все
одинаково
. . . . . . . . . . . 1985


В толпе

встревожит вдруг
ладоней рук
случайное прикосновенье
и не спросясь
намек на связь
увидит в том
воображенье
а в суете
ладони те
опять легко
к вам прикоснутся
но все пустяк
всего лишь шаг
и ваши судьбы
разминутся
. . . . . . . . . . . 1985

Звездочка

Что же ты, звездочка, милая?
Кто тебя в бездну столкнул?
Кто оскорбил тебя силою,
Ласкою кто обманул?

Как разгоралась ты, падая,
Свет твой растаял во мгле.
В небе была ты -
Наградою...
Чем стала ты на земле?
Нужны такие силы для души

Нужны такие силы для души,
Чтоб выносила все, переживала,
Чтоб райскими казались шалаши -
Душа необходима из металла.
Чтоб в теле, словно колокол, была,
Чтоб я дышал такой набатной грудью...
Но вдруг опять
Решат колокола
Переплавлять на ядра и орудья?

. . . . . . . . . . . . . . . 1986

Ваза

Как странно найти то, что было забыто - в подвале, в сарае, на мусора куче... Случайно заметить бесценное что-то, поднять, и с заботою должной хранить...
Хрустальная ваза с изящным рисунком укутана пылью, забрызгана грязью. И вовсе она не похожа на вазу. Она - трехлитровая грязная банка, забытая в темном углу чердака, граненый стакан в придорожной канаве, который упал туда годы назад. А это ведь ваза. Хрустальная ваза. И в ней ведь цветы красовались когда-то, они дополняли волшебный узор, их цвет отражался во множестве граней, и ваза с цветами казалась живой.
Вот легкие пальцы порхают по граням и пыль поддается, уходит на пальцы. И ваза светлеет и кажется, будто хрустальные очи свои открывает. А пальцы, сжимая кусок мягкой ткани, и нежно, и бережно гладят хрусталь, в прозрачную чистую воду ныряют и снова творят волшебство возрожденья, смывая печального прошлого след.
И ожила эта ваза и тысячи ярких лучей ярких лучей заиграли на гранях а человек напоил ее влагой и опустил в нее дивный цветок. Гордый цветок с ароматом чудесным реет над вазой как вымпел, как знамя. И человек засмотрелся, любуясь, и улыбнулся, светлея лицом.
Но неожиданно сказка исчезла. С губ человека улыбка спорхнула и выраженье лица стало грустным, врезалась горькая складка у рта. Это он вспомнил то грязное что-то, что вот теперь так прекрасно сияет. Вспомнил и вдруг почему-то подумал с болью о том, что зовется душой.
. . . . . . . . . . . 1987

ДОЖДЬ

Вот опять за окном
дождя струи мелькают,
струи-струны дождя
тихо песню поют.
День и ночь меж домов
дождь поет, не смолкает -
просит окна открыть
и впустить в свой уют.
Я окно распахнул:
"Заходи, приглашаю!
Заходи, ты же сам
весь до нитки промок..."
Он вошел, звуки песни своей
приглушая,
застеснялся, войдя,
и в смущении
смолк.
. . . . . . . . . 1985


В МЕТРО

Счастливый вид у двух девчонок,
друг с дружкой шепчутся на ухо,
их смех естественен и звонок,
нераздражителен для слуха,
в шуме вагона что-то свойское,
гремит динамик "Комсомольская".

Здесь юные и ветераны,
люди различных возрастов,
у них портфели, чемоданы,
сумки всех видов и сортов.
Все в чем-то сходны,
в чем-то разница...
А диктор объявляет "Дарница".

Вот с басом тенорок звучит,
негромко что-то обсуждают,
а большинство людей молчит,
еще ведь рано - досыпают.
Мелькают станции по-прежнему,
а эта вот - "Левобережная".

Вагон метро людьми наполнился,
он стал каким-то тесным вдруг.
Двери закрылись, поезд тронулся,
взметнулись вверх десятки рук.
Людские ноги ширк да шарк,
шуршит динамик: "Гидропарк".

Пока что по утрам светло,
еще вокруг бушует зелень -
утратят скоро дни тепло,
и в это время будет темень.
Река, в ней отразилось небо,
а станция, известно, - "Днепр".

Туннель. Молчанье на мгновенье,
только колес ритмичный стук,
все люди смотрят в отраженья -
зеркальны окна все вокруг.
Мигнули фонари сигнальные,
станция снова - "Арсенальная".
Под града древнего холмами
проложен в круче многотонной,
усыпан яркими огнями
туннель железобетонный.
Динамик снова в шум врывается:
"Крещатик". Двери закрываются...

Стало в вагоне посвободней,
сидят студенты там и тут,
держа учебник на ладони,
гранит познания грызут.
Но вот простыл студентов след,
еще бы - "Университет".

Путь на работу долгим, дальним
окажется - метро не будь.
А так - вот станция "Вокзальная",
двадцать минут - и весь мой путь.
Я выхожу, вернусь под вечер.
Пока, метро! До скорой встречи.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1984

ЦВЕТОК

Недалеко от края тротуара,
что на себе несет людской поток,
в чаду автомобильного угара
тянулся к солнцу маленький цветок.

Природа его росами поила,
туманом укрывала его сон,
дарила ему жизненные силы,
оберегая маленький бутон.

Надежды не питая на бессмертье,
цветок спешил открыть свою красу.
Он был влюблен во все,
во всех на свете -
в людей и птиц,
в луч солнца и в росу.

В природе был такой день,
будто праздник.
Блеснул
майский рассвет лучами в луже.
Расцвел цветок
и мир собой украсил,
раскрыл бутон свой,
будто свою душу.

Ему открылся света мир и красок,
мир нежности, добра и красоты,
пьянел цветок
от нежной росы ласок,
еще не зная тротуара суеты.
Утро встречая, птицы щебетали
и любовались маленьким цветком,
ему все травы о любви шептали,
колеблемые легким ветерком.

На тротуаре люди появлялись
и на цветке
свой останавливали взгляд,
задерживали шаг и наклонялись,
цветочка малого вдыхая аромат.

И восклицали люди, восхищаясь:
"Обычный ведь цветок,
а как прекрасен!"
И уходя, улыбкой с ним прощались.
Многих цветок улыбками украсил.

Цветок
был счастлив каждым лепестком.
Так день прошел.
Под вечер, возвращаясь,
склонялись снова
люди над цветком,
улыбкой доброй
на ночь с ним прощаясь.

Ночь наступила. Тишина.
За день устав, уснул цветок.
Но вскоре он лишился сна:
крики в ночи, шум, топот ног.

Шагали люди по траве у тротуара
поступью пьяной прямо на цветок...
Цветок не верил, он не ждал удара,
но... хрустнул
нежный тонкий стебелек.

Сломан. Растоптан. Раздавлен.
Нежный цветок в землю вмят.
Воздух перегаром отравлен.
Тает цветка аромат.

Было б не так обидно,
если бы все - случайно:
мол, темнота, не видно.
Нет, это специально:
"Ух, ты мое хорошее,
пахнет и даже вечером..."
И - раздавил подошвою:
"Здесь же не клумба, нечего!"

И, не спеша, удалился
с пьяной гурьбой гуляк.
Чем же цветок провинился,
за что же его так?

Цветок оплакивали утренние росы,
когда еще заря не засияла.
Но солнце вышло -
высушило слезы.
Что делать - был цветок -
цветка не стало.

Лето промчалось. Осень.
Вслед за нею
зима укутала перинами луга.
Потом весна. Капели зазвенели
и стали таять пышные снега.

Взошла трава. У края тротуара
на том же месте вырос стебелек -
в чаду автомобильного угара
тянулся к солнцу маленький цветок.

Тот самый! Трудно даже верить,
что он воскрес, забыв людское зло.
Да, доброту природы не измерить,
а описать, увы - не хватит слов.

Творит природа кистью красоты
и кисть ее высокой цели служит:
вернуть в наш мир
погибшие цветы,
любовь и доброту -
в людские души.
. . . . . . . . . . . 1984

ОСЕНЬ

. . . . . . . . (упражнение по правописанию гласных после шипящих согласных)

Желудь о булыжник щелкнул,
Катится по мостовой,
Ветер стих, и с ним умолкнул
Шорох, поднятый листвой.
Что нашептывал мне ветер,
Неся листья по земле?
Может, вспоминал о лете,
Может, думал о зиме?
. . . . . . . . . . . . . . 1983


Летний дождь

Ты неожиданно придешь,
Когда в окно заглянет вечер,
И, будто теплый летний дождь,
Положишь руки мне на плечи.

Волшебным лучом
Приходишь в мой дом,
Как будто заря
Все вокруг озаря.
И, будто во сне -
Твой след на окне:
Как след от тебя -
Слезинки дождя.

В твоих руках - тепло весны,
Твои ладони пахнут маем,
Руки твои со мной нежны,
Их поцелуями я осыпаю.

Ты - мой июльский теплый дождь,
Тебя я жду, тебя желаю.
Ты - как захочешь, назовешь -
То, что со мной. Я сам - не знаю…

Волшебным лучом
Приходишь в мой дом,
Как будто заря
Все вокруг озаря.
И, будто во сне -
Твой след на окне:
Как след от тебя -
Слезинки дождя.


МОЯ БОЛЬ

Уйди, моя боль,
далеко-далеко,
мне тяжко с тобой,
мне с тобой нелегко.

Уйди, и прошлое,
уходя, зачеркни -
пусть будут хорошими
предстоящие дни.

Уйди, моя боль,
раны сердца не жги,
и силы свои
для врагов сбереги.

И вот ты уходишь,
а мне все не легче.
По улицам бродишь,
сгорблены плечи.

Мне пусто теперь
и жизнь вся - не та,
как будто бы дверь
для нее заперта.

Мир кажется пуст,
мысли все разбрелись,
и рвется из уст
мой возглас: "Вернись!"

Вернись, моя боль,
хоть с тобой нелегко,
вернись, может ты
не ушла далеко.

Не будет и счастье
мне сладким казаться,
если придется
с тобою расстаться.

Видно, мне жизнь
суждено быть с тобой...
Так что вернись,
возродись, моя боль.
. . . . . . . . . . . . . 1978

ЛУНА

В воду серебро роняя,
вышла на небо луна,
а в воде тропа сияет
и бежит ко мне она,
добежит, волной коснется,
нежность мне свою даря,
и опять к луне вернется,
серебром в ночи горя.
. . . . . . . . . . . . . 1976



 

Orange Киевский сайт о кактусах и кактусистах
 
Designed by Sergey Khomenko © 2006
При использовании материалов сайта обратная ссылка на www.arsenalclub.org обязательна!